Резонансное дело под знаком вопроса

Резонансное дело под знаком вопроса

Период до и после выборов был насыщен резонансными событиями. Такой широкий общественный интерес эти события приобрели исключительно потому, что случались впервые за все годы независимости страны. Сначала в Молдове, впервые за ее суверенную историю, с предвыборной гонки был снят предвыборный конкурент, причем за пару дней до выборов. Потом появились политические заключенные, которых следствие обвинило во всех смертных грехах и поспешило приклеить на них «плохо нарисованный» ярлык террористов.

Но по-настоящему громким событием стало убийство экс-депутата от ЛДПМ Иона Бутмалая, найденного с огнестрельным ранением в груди накануне разоблачающей пресс-конференции, в ходе которой он собирался придать огласке сенсационные факты коррумпированности лидера своего политического формирования. Официальное следствие поспешило квалифицировать случившееся, как самоубийство. Но, во-первых, возникло слишком много вопросов в правильности такой версии, а во-вторых, под давлением общественности, прокуроры все же возбудили уголовное дело по статье «Умышленное убийство».

В свою очередь, адвокат и близкий друг семьи Бутмалай – Анна Урсаки, в рамках многочисленных выступлений в СМИ, неоднократно заявляла, что экс-депутат был слишком сильным и мужественным человеком и не мог пойти на такой крайний шаг. Урсаки также отмечала, что на месте смерти Иона Бутмалая были найдены две стреляные гильзы от его личного оружия, однако следователи нашли лишь одну пулю, прошедшую навылет, вторую обнаружить не удалось. В то же время, странным для адвоката показалось и положение вещей во дворе дома экс-парламентария, а также открытые настежь большие ворота, которые Бутмалай всегда запирал, а открывались они лишь в крайних случаях.

Но, самое главное, это то, что, по словам Анны Урсаки, на стволе и рукоятке пистолета, который был обнаружен на месте смерти экс-парламентария, не было найдено отпечатков пальцев, что ярко свидетельствует об умышленном характере убийства.

В то же время, экспертиза так называемых предсмертных записок подтвердила, что они были написаны действительно Бутмалаем, который в момент написания находился в состоянии сильного возбуждения.

«Не грусть, не горе, а состояние сильного возбуждения, что может означать, что он писал их под давлением или угрозами человека, который стоял рядом. В начале прошлой недели должны были появиться и расшифровки телефонных переговоров Бутмалая, однако их до сих пор нет. Таким образом, на данный момент есть результаты только 3 из 7 проведенных экспертиз», - заявила в этой связи адвокат Анна Урсаки. 

Тем не менее, следствие вновь предпочло вернуться к версии самоубийства. Видимо, либо у следствия нет никаких улик, либо слишком много вопросов возникает по факту гибели экс-депутата и возможной причастности к ним кого-то «сверху».